Виктимологические особенности внутрисемейного насилия

Анамнестические исследования насилия в семье показали зависимость сексуальных посягательств от степени родства с пострадавшей. Почти половина случаев сексуального насилия в форме коитуса обнаруживается со стороны отца, реже отчима; другим родственником или близким знакомым оно совершается еще реже.

Что касается развратных действий, то они примерно в одинаковых соотношениях и чаще, чем родным отцом, совершаются отчимом, дальним родственником или близким знакомым родителей. В динамике семейного насилия выделены два этапа: доделиктный (латентная стадия) и деликтный (педофильная и стадия пролонгированного деликта).

Доделиктный этап характеризуется тем, что педофилыюе влечение посягателя подавляется.

На этой латентной стадии педофильные побуждения реализуются через оскорбления или неадекватные, не обоснованные поведением подростка (ребенка) физические наказания.

Физические меры, применяемые к ребенку, в данном случае являются следствием реализации эксплозивного или дисфорического аффекта посягателя.

В раннем преиубертате (реже в детском возрасте) посягатель (чаще отец, отчим, дядя) многократно заставляет испытывать будущую жертву чувство вины и униженность. Посягатель устанавливает атмосферу систематического наказания или демонстративного игнорирования ребенка, выделяя или поощряя других членов семьи (например, падчерица лишается без причины угощения при поощрении лакомствами других детей данной семьи).

Необоснованное систематическое наказание и условия, при которых ребенок вынужден признать несуществующую вину, вызывает у него тревожное напряжение страх. В ситуации беспричинного наказания посягатель находит возможность компенсировать неотреагированные педофильные побуждения.

Деликтный этап характеризуется инициацией инцеста (педофильная стадия) или насилия отчимом, другим родственником. Как правило, деликт провоцируется влиянием алкогольного опьянения или состоянием физиологического (эксплозивного) аффекта посягателя.

Страх перед последствиями совершенного деликта сменяется гневом на подростка.

Посягатель испытывает интенсивное раздражение по отношению к жертве насилия, вменяя ей в вину малозначительные проступки. Указывая в качестве причины своих действий свое эмоциональное состояние, переносит на жертву чувство вины («если бы ты меня не разозлила, ничего бы и не было») за совершенное насилие.

На этой стадии посягатель старается как можно больше находиться с ребенком, мотивируя это необходимостью его «воспитывать». В этой ситуации насилие становится регулярным.

«Сценарий» насилия приобретает ритуальные черты (заставляет ребенка закрыть глаза, после насилия или перед ним «воспитывает» нравоучениями).

Систематическое насилие снижает интенсивность раздражения и агрессии.

Возникает чувство удовлетворения, стремление показать отношения семейного согласия. Следующая стадия, стадия пролонгированной педофилии, характеризуется, во-первых, постепенным снижением напряженности педофильного компонента влечения и, во-вторых, как следствие, редукцией агрессивного поведения.

На данной стадии поведение посягателя часто принимает характер псевдозаботы, когда в силу чувства вины и страха перед подростком (ребенком) посягатель показывает ему свою привязанность (делает подарки, забирает из школы и т. п.). На этой стадии насилие все реже выражается в коитальной форме. Общая особенность поведения посягателей выражена в склонности к чрезмерной злопамятности по отношению к жертвам насилия.

Жестокость при насилии сочетается с подобострастным заискиванием перед жертвой, вызванным страхом перед возможным наказанием. Вместе с тем они остаются равнодушными к судьбе пострадавших, стремятся оправдывать собственные действия.

Об авторе
Поделитесь этой записью

La Femme Moderne — Журнал современной женщины © 2020 Все права защищены