Влияние особенностей характера на нарушения психической адаптации у пострадавших

В качестве непосредственно предшествующих преступлению факторов рассмотрим влияние характерологических черт пострадавших на формирование поведенческих особенностей виктимности. Субъективной стороной обстоятельств, предрасполагающих к применению насилия, являются личностные и возрастные особенности потерпевших (Меньшикова Е. С., 1995). Достаточно распространена точка зрения (Подрезова А., Израэль С, 1987; Брутман В. И., Еникопов С. Н., Родино-ва М. С., 1995) о том, что сама личность в силу присущих ей специфических особенностей психики или перенесенного ранее насилия (Karp S. A. and others, 1995; Соколова Е. Т., 1978) невольно создает условия для реализации над ней агрессивных и сексуально-насильственных действий.

Причем предшествующий опыт жестокости (Ruch L. O., Amedeo S. R., Leon J. J., Gartrell J. W., 1991) при возникновении сексуального насилия или нападения с целью изнасилования создает дополнительный риск повторения подобного сексуального притеснения.

К условиям, невольно создающим вероятность претерпевания сексуального насилия (Ермолина Л. А., Сосюкало О. Д., 1994), у подростков относят «кокетливое» поведение при формировании характерных для этого возраста особенностей сексуальности. К личностно-виктимологичес-ким проявлениям также причисляют (Романова Н. М., 1996): тревожность, боязливость, подверженность чужому влиянию, подчиняемость, неумение оказать сопротивление у одних потенциальных жертв и демонстративность, склонность к риску, эмоциональную лабильность — у других.

Кроме того, в виктимологической практике встречаются индивиды, намеренно провоцирующие сексуальное поведение преступника с предполагаемой целью в последний момент выйти из создавшегося положения.

В период с 1995 по 2001 годы в Санкт-Петербургском городском подростковом центре «Ювента» с помощью ПДО А. Е. Аичко было обследовано более 250 подростков женского пола, подвергшихся сексуальному насилию.

Количество акцентуированных составило 203 человека (81%). В контрольной группе подростков того же пола и возраста количество акцентуированных составило 45,7%. Индивидуальные особенности акцентуированных подростков основной группы выражались в преобладании двух характерологических типов: а) возбудимого, включающего гипертимную, истероидную, эпилептоидную акцентуации и б) астенического, вобравшего психастеническую, шизоидную, сенситивную, лабильную акцентуации.

Возбудимый радикал пострадавших наделяет их следующими характерологическими особенностями: повышенная эмоциональная реактивность, склонность преодолевать субъективно-трудные ситуации через осознание опасности неразрешения этих ситуаций, способность игнорировать эмоционально-индифферентные логические рассуждения.

Определяются такие качества, как эгоцентризм и стремление к неукоснительной реализации собственных побуждений, аффективная мотивация в выборе стиля поведения.

Ситуация насилия диссонирует с уровнем запросов и притязаний пострадавших, переживается ими как обстоятельство, способное повлиять на наиболее значимые личностные устремления, интерперсональные взаимоотношения, соматическое благополучие.

Вероятность такого влияния переживается ими как угроза, порождаемая настоящей ситуацией, но влекущая за собой необратимые последствия в будущем.

Соответственно, у них обнаруживается закономерная тенденция реагирования по тревожному типу в ответ на аффективно-значимую ситуацию насилия.

Те пострадавшие, у которых имел место астенический радикал, демонстрировали тенденцию к избеганию субъективно-сложных ситуаций, из которых наименее предпочтительными оказываются ситуации, угрожающие жизни, то есть вызывающие страх. Наиболее вероятной реакцией на ситуацию насилия является спад активности, пассивное подчинение принуждению, стремление сгладить угрожающую ситуацию путем выполнения всех требований посягателя, страх всего того, что может вызвать у него дополнительное негодование.

Одновременно возникает переживание собственной неспособности что-либо изменить, подавленность и отчаяние. Психогенное действие ситуации насилия переживается ими через ощущение утраты активности, неосознанное подавление способности к целенаправленному длительному физическому и психоэмоциональному напряжению.

В дальнейшем у данных пострадавших вероятнее всего возникают депрессивные реакции с астеническим компонентом. Следует отметить, что на фоне психотравмирующей ситуации последствий насилия пострадавшие подростки не обнаруживают выраженных характерологических сдвигов.

Часто характерологические особенности не только остаются без изменений, но и в ряде случаев сглаживаются благодаря мобилизации устойчивых характерологических черт (истероидные акцентуанты становятся более синтонными, терпимыми по отношению к родственникам, сенситивы спокойнее реагируют на неодобрение посторонних лиц). При анализе глубины характерологических изменений определялось, что все наблюдаемые подростки имели те или иные особенности, но ни одна из них не выходила за рамки нормы, то есть не приводила к социальной дезадаптации, изменялась во времени, отражала парциальные характерологические отклонения.

Несмотря на то, что заострение одних характерологических черт компенсировалось устойчивыми показателями других, эти черты проявлялись не только при особых условиях, но и в повседневной жизни (например, у истероидных акцентуантов такая черта, как демонстративность, имела место и в школе, и в общении со сверстниками, • и на приеме у врача), что определяло преобладание явных акцентуаций характера у наблюдаемых.

Таким образом, ситуация насилия обусловливает формирование преимущественно психогенно-аффективного типа нарушений с преобладанием тревожных симптомов у возбудимых пострадавших и астеноипохондричес-ких и депрессивных симптомокомплексов — у астеничных пострадавших.

Мнение общественных экспертов о показателях преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и их ближайшего, окружения

Об авторе
Поделитесь этой записью

La Femme Moderne — Журнал современной женщины © 2020 Все права защищены