Преддиспонирующие факторы

Поведение пострадавшей — одно из наиболее деликатных обстоятельств, характеризующих ситуацию насилия. Ряд действий пострадавшей, непосредственно предшествующих ситуации насилия, может необоснованно расцениваться как поведение, провоцирующее насильственные действия.

Зачастую это создает предпосылки для разногласий в оценке виновности за совершенное преступление. Создаются трудности экспертного и реабилитационного характера.

В случае раннего возраста пострадавшей или сомнения в ее когнитивных способностях перед экспертами ставятся вопросы: 1. Насколько пострадавшая осознавала характер совершаемых с нею действий — то есть понимала ли она опасность совершаемых действий, их сексуальный характер и осознавала ли она возможные последствия преступления? 2. Могла ли оказывать адекватное сопротивление — иными словами, использовала ли пострадавшая все возможные для нее способы предотвращения преступления, осознавая при этом опасность совершаемых действий?

3. Может ли пострадавшая давать адекватные показания по совершенному преступлению — то есть имеет ли пострадавшая достаточно данных для нравственной, ситуационной, медицинской оценки преступления, и насколько адекватно она может сообщить об этом суду? Чтобы правильно оценить поведение пострадавшей на протяжении периода совершаемых в отношении нее криминальных действий, необходимо, прежде всего, понять субъективную основу ее поступков. Зачастую собственная оценка поступков, предшествующих насилию, является материалом для построения невротических комплексов и психологических защит пострадавшей. Эта оценка, однако, не может ложиться в основу вынесения экспертного решения. Аффективно окрашенные эмоциями страха, тревоги и подавленности, данные действия фиксируются в ее сознании как причина насилия. Пострадавшая чувствует вину за совершенное преступление и, оставаясь невротизированной, девальвирует масштабы и последствия совершенного преступления. Кроме того, существенное морально-субъективное значение пережитого преступления удаляет пострадавшую от осознания действительных мотивов ее поведения на период преступления. Оба эти обстоятельства свидетельствуют о том, что оценка собственного поведения пострадавшей не всегда адекватно отражает фактическую сторону событий. В данной ситуации специалисту необходимо знать общие закономерности поведения пострадавших и причины их возникновения. Рассмотрение обстоятельств, предшествующих насилию, часто вызывает определенное недоумение. В одних случаях становится непонятно, почему пострадавшая не предприняла попытки к бегству, когда это было возможно, в других — зачем она своим откровенным поведением стимулировала сексуальное влечение мужчины, если не имела намерения вступить с ним в близость. Внимательное рассмотрение поведения в связи с индивидуально-психологическими особенностями пострадавшей показывает, что целью ее действий, предшествующих преступлению, не является сексуальное преступление в отношении себя (и даже не сексуальный контакт). Зачастую данные действия характеризуют обыкновенный рисунок поведения явно акцентуированной или психопатизированной личности, оказавшейся в подобной ситуации. Бихевиоральные особенности виктимности преимущественно складываются из непреднамеренно способствующих действий пострадавших (Конышева Л. В., 1988). Они характеризуются способствующими действиями жертв, за которыми нет намерения испытать в отношении себя сексуальное насилие. По данным Block А. Р., 1990, Smith R. (1995), поведенческие особенности, повышающие риск насилия, наблюдаются у 59-70% пострадавших. В период с 1995 по 2001 годы было исследовано 550 подростков, подвергшихся сексуальному насилию. Наряду с психогенными реакциями у 73% подростков, пострадавших от насилия, выявлялись особенности поведения, которые можно охарактеризовать как условно-подчиняемый и условно-провоцирующий типы. Поведение ряда подростков можно было охарактеризовать как сопротивление, адекватное ситуации. Условно-провоцирующий тип включал 257 пострадавших (47%). Данный тип характеризуется повышенной способностью привлекать внимание лиц, склонных к агрессии. Характерологическая особенность таких личностей придавать своим поступкам чрезмерную эмоциональную окраску создает у окружающих впечатление эксцентричного, провоцирующего поведения. Нередко, не распознав агрессивных намерений посягателя, такие девушки легко идут на контакт, совместно с ним употребляют алкоголь и другие токсические вещества (наркотики). Зачастую образ жизни подобных подростков принимает характер постоянного и беззаботного поиска развлечений. Общительность и увеличение контактов с противоположным полом у этих лиц сопровождается или ни к чему не обязывающим с их стороны флиртом, или принятием ухаживаний и знаков внимания. В ряде случаев насилие над лицами с подобным типом поведения обусловлено тем, что они привлекают к себе внимание окружающих в местах с криминогенной обстановкой.

Об авторе
Поделитесь этой записью

La Femme Moderne — Журнал современной женщины © 2020 Все права защищены