Цветочный крест, Русский Букер и все-все-все…

Каждый писатель мечтает о признании и славе, о хвалебных журнальных статьях и престижных литературных премиях. В Великобритании – это The Man Booker Prize, в Испании – это премия Мигеля де Сервантеса, во Франции – Гонкуровская премия. Есть такая награда и в России. Называется она Русский Букер, учреждена была в 1992 году, по инициативе

Британского Совета в России и должна была быть аналогом английской премии. Увы, судя по всему, с каждым годом эта премия все меньше напоминает британскую, и что еще хуже – все меньше напоминает литературную. По крайней мере, к таким выводам можно прийти после того, как был официально объявлен победитель в этом году. В длинный список премии вошли такие авторы, как Дина Рубина («Белая голубка Кордовы») и Виктор Пелевин («Т»). А победителем стала книга Елены Колядиной «Цветочный крест». Вот о ней-то и пойдет разговор.

Несколько слов о сюжете. Действие «Цветочного креста» происходит в допетровской Руси, в 1671 г., в городе Тотьма, известном в те времена cвоим соляным промыслом. Итак, о чем же рассказывает нам «Цветочный крест»? «Во времена оны бе в вологодском граде Тотьме некий иерей имянем Логгин. И позри оный Логгин красоту духовныя дщери своея Феодосии и зело возжела учинити сию отроковицу паче всех праведною. Реченная же Феодосия падеся в сеть блуда, но после излиха восплакала окаяннаго своего жития деяний и в велицем покаянии урезала ножем похотник свой. Люди же, слышавше то, нарицали ея святою. Иерей же Логгин возбрани им сие и преда Феодосию огненному сожжению.

Тяжело читается? Согласна, но таков стиль этого романа, и критик нисколько не преувеличивает. Почему-то автор «Цветочного креста», Елена Колядина, решила, что именно так и разговаривали простые русские люди в 17 веке. Рассказывая в интервью, о своем романе, она говорит: «Я уделяла много внимания реконструкции языка той эпохи, как мне он виделся. Я сознательно подыскивала и употребляла слова, которые сегодня ушли из русского языка или поменяли значение. Очень хочется, чтобы этот язык стал приятным открытием для читателя».

Что ж, лично для меня язык, которым написан «Цветочный крест», стал подлинным открытием. Во-первых, автор действительно постаралась употребить в тексте огромное количество старинных слов, и продираться через этот частокол весьма затруднительно. Во-вторых, и это намного хуже, значения некоторых слов г-жа Колядина просто не понимает.

Например, «скоктание», то есть щекотка, у нее оказывается половым актом, а «становая жила», то есть позвоночник, – мужским членом», – изумляется Сергей Ходнев из газеты КоммерсантЪ. Кстати, «лядвии», то есть «ляжки», почему-то причислены к половым органам. Ну а об исторических проколах с вилками и картошкой в допетровской Руси уже, кажется, слышали все. Так же, как и о дивной цитате «В пост, наевшись скоромной пищи и напившись хмельной сулемы, блудила в задней позе со всей кровосмесной мужеской родней и женскими подругами». Кто не в курсе, сулема – это такой сильный яд (хлорид ртути).

Об авторе
Поделитесь этой записью

La Femme Moderne — Журнал современной женщины © 2017 Все права защищены